Я уважаю Путина!

Путина стоит уважать
Обсуждения на сайте и бурные выступления противников Владимира Путина являются ярчайшей иллюстрацией моего тезиса об инерции мышления людей, проживших десятилетия в условиях упадка и деградации страны, инерции настолько сильной, что некоторые люди не увидели главного — того, что с 1999 года мы больше не отступаем. В августе 1999 года началась контртеррористическая операция в Дагестане, вызванная необходимостью противодействия чеченским боевикам, захватившим часть территории Дагестана. Эта операция плавно перетекла в операцию в Чечне. Но главное — была осуществлена атака и успешная ликвидация ваххабитского подполья в селениях Карамахи и Чабанмахи, находившихся на расстоянии от основного театра действий. До этого Россия только договаривалась, отступала, сдавала. Здесь же начался обратный отсчёт. Наступило время собирания камней. На политической сцене всё это было связано с назначением Владимира Путина на должность премьер-министра.
Меньшинство всегда более радикально, агрессивно, непреклонно, фанатично. Оно всегда пытается показать равную силу с большинством. Поэтому шииты более радикальны, чем сунниты, православные более непреклонны, чем католики, а мусульмане более жёстки, чем христиане. Поэтому меньшинство противников Владимира Путина ведёт себя так шумно, буйно, бурно, наивно полагая местами, что их даже больше. Как будто не было двух избраний Владимира Путина и одного — Дмитрия Медведева. Как будто не было и нет запредельных рейтингов Владимира Путина по отношению ко всем последним эпохам, даже обозримой части советского времени. Большинство всегда более спокойно, уверенно, умеренно. Иногда чересчур. Именно поэтому нужно бороться и защищать идеи большинства. Именно поэтому нужно защищать Владимира Путина!
Особенно удивительными выглядят приведения противниками Владимира Путина в подтверждение своей правоты мнений и информации Запада. Запад никогда не поддержит ценного и нужного России человека! И Запад всегда будет защищать вредного и разрушительного для России деятеля, и полезного для них. Это — лакмусовая бумажка. На этом фоне особенно аморальными выглядят западные обвинения Путина в многомиллиардном состоянии. И это говорит Запад, где личное обогащение и отсутствие к тому пределов является основой общества и мировоззрения и предметом яростной и бескомпромиссной защиты. Но в борьбе всё пригодно.
Чечня — излюбленный способ атак на Владимира Путина. При этом кто мог бы предложить другой способ умиротворения этой территории? Замечу, там наши войска. Укомплектованные местными жителями подразделения МВД несут основной груз борьбы с террористами, ваххабитами, бандитами, терпят потери, уничтожают много боевиков. При этом Чечня — несравненно более спокойный регион, чем соседние Дагестан и Ингушетия. Конечно, Чечня обладает своими особенностями, но это — их особенности, и им по ним жить. Атаки же Запада и наших западников и правозащитников против Рамзана Кадырова лишь свидетельствуют о правильности его действий, его ценности и важности для России. Рамзан Кадыров — прекрасный руководитель, прежде всего для своего народа. Но так и должно быть. Каждый должен быть хорош, прежде всего, для своих, для своей семьи, для близких. А если он будет хорош для своих, он будет хорош и для всех остальных. Замечу, у Рамзана Кадырова и его команды нет пути назад. Их уничтожат все те находящиеся за границей и чеченцы, и нечеченцы, которые финансировали прежнюю Чечню, разжигали все войны и готовы разжечь ещё что-нибудь и где-нибудь. Чечня — нефтеносный регион, где уже давно, со второй войны, работает лишь компания «Роснефть», которая является государственной. А вложения в Чечню и строительство Грозного не есть пустые траты и разбазаривание средств. Это — вложения в будущее нашей страны вот в этом регионе. Это — стройка такая же важная, как Сочи и Владивосток. И она обязательно даст результат. Кстати, средства в Чечне разворовываются значительно меньше, чем в других местах, судя по жёсткости и жестокости кадыровского правления. Потерять то, что там создано, никто не захочет. А программа по превращению данного региона в туристический центр и создание иных рабочих мест создаст новую обстановку и ещё более тесно свяжет тысячей нитей этот регион с остальной страной, сделав связи более многообразными, перемещения обильными, а саму Чечню более открытой и неразрывной со всем государством. Всё это говорит о верности и мудрости проводившейся Владимиром Путиным политики, а также о её трудности и дальновидности. И будет именно так, несмотря на то, что об этом думают некоторые русские и некоторые чеченцы.
Критики Владимира Путина, как правило, совершенно необъективны. Одни говорят о подавлении свобод, не видя того, что в современную эпоху мы свободны, как никогда в истории. И свидетельства тому — не только интернет со всеми его сайтами и комментариями, но и разноголосые СМИ, электронные и печатные, отражающие мнения разных слоёв и групп. Другие хотят, чтобы государство больше присутствовало в экономике, возрождало, например, колхозы, не осознавая, что такого больше не будет, что государство будет только создавать условия. Эти люди не замечают, что сейчас, как никогда в истории, нас ничего не ограничивает в своей деятельности: ни законы и условия, пришедшие из патриархального прошлого, ни текущая идеология. Коррупция не в счёт, она всегда была. И опыт людей, которые делают дело и преуспевают в своей, пусть небольшой, деятельности, лишь доказывает это. Третьи не довольны тем, что им не создали условия, хотя часто условия можно и нужно создавать себе самим, а не рассусоливать, насколько понизилась от инфляции выплата при добавлении прибавки. Социальные обязательства государства и так огромны как нигде. И нужно ценить и уважать эти усилия. А от прибавок инфляция как раз и раскручивается. Нужно просто чаще смотреть на себя и искать причину внутри, а не снаружи. Тогда, возможно, её и снаружи искать не придётся.
Кто может любить Владимира Путина? Кто может писать о Владимире Путине? Человек, любящий свою Родину и видящий её во всеединстве прошлого и настоящего, в соразмерности трудов и надежд, в истинности действительного и в искренности будущего. Или, по крайней мере, чувствующий. Нас большинство. Именно поэтому Владимир Путин до сих пор — Владимир Путин. Все противники Владимира Путина — на обочине истории, будь то правые и левые, западники или антизападники. И это радует. А на столбовой дороге — Россия, упорно и упрямо идущая вперёд, медленно, неудобно, огибая колдобины, но под ясным небом и ярким солнцем, видя свою цель и будущее. Нужно только упорно работать и не знать усталости!